Русский

Что делать?

Nikolai_Gavrilovich_Chernyshevsky22

Николай Гаврилович Чернышевский

Николай Гаврилович Чернышевский — писатель, литературный критик, философ, публицист революционно-демократического направления. Он родился в Саратове 12 июля 1828 года в семье потомственного священника. Первоначальное образование получил от отца, начитанного и знавшего древнегреческий, латинский и французский языки. В 1842 году поступил в Саратовскую духовную семинарию. Но, не закончив семинарского курса, в 1846 г. Чернышевский покинул Саратов, уехал в Петербург и поступил на историко-филологический факультет столичного университета.

В годы учебы он знакомится с социалистическими учениями, философией Гегеля. Но наибольшее влияние на формирование его мировоззрения оказывают работы немецкого философа-материалиста Л. Фейербаха, а также критические работы русских мыслителей В. Белинского и А. Герцена. Поэтому на смену религиозности Чернышевского постепенно приходят атеизм и материализм, революционные убеждения.

После окончания университета в 1851 году Чернышевский возвратился в Саратов и начал преподавать словесность в местной гимназии. В 1853 году, после женитьбы, он переехал в Петербург и начал работать над диссертацией “Эстетические отношения искусства к действительности”. Вскоре он познакомился с Н.А. Некрасовым и стал сотрудником журнала “Современник”.

В 1855 году была опубликована и защищена в публичном диспуте диссертация, выдержанная в материалистическом духе, но магистерскую степень из-за разных проволочек, Чернышевский получил только в 1858 году. В 1855 — 1856 гг. Чернышевский напечатал в “Современнике” одно из своих наиболее известных критических произведений “Очерки гоголевского периода русской литературы”. Большое внимание здесь он уделил философии и развитию тезиса о том, что сила человека зависит от знания действительности: только действуя в соответствии с познанными законами окружающего мира, человек может добиться его улучшения. В июне 1859 года Чернышевский тайно побывал в Лондоне у А.И. Герцена, с которым обсудил вопросы, связанные с развитием освободительного движения в России. В это время у него, в условиях сложившейся в стране революционной ситуации, формируется концепция российского пути к социализму минуя капитализм.

В июле 1862 года Чернышевский был арестован за связи с антиправительственной эмиграцией, а также по подозрению в революционной пропаганде и отправлен в Петропавловскую крепость. Здесь им был написан (и пропущен цензурой!) роман “Что делать?”, ставший настольной книгой революционно настроенной молодежи. В 1864 году Чернышевский был осужден на семь лет каторги с последующим поселением в Сибири. Перед отправкой на каторгу, 19 мая 1864 года, Чернышевский был подвергнут публичной “гражданской казни” — на Мытнинской площади в Петербурге его приковали цепями к позорному столбу на эшафоте и сломали над головой шпагу, что означало лишение всех прав гражданского состояния. Однако акта общественного осуждения не получилось, на эшафот даже бросали цветы.

More

FacebookTwitterGoogle+PinterestPrintEmail

АНАТОЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ЛУНАЧАРСКИЙ

LunacharskySmallerЛ. Троцкий
За последнее десятилетие политические события развели нас в разные лагери, так что за судьбой Луначарского я мог следить только по газетам. Но были годы, когда нас связывали тесные политические связи, и когда личные отношения, не отличаясь интимностью, носили очень дружественный характер.

Луначарский был на четыре-пять лет моложе Ленина и почти на столько же старше меня. Незначительная сама по себе разница в возрасте означала, однако, принадлежность к двум революционным поколениям. Войдя в политическую жизнь гимназистом в Киеве, Луначарский стоял еще под влиянием последних раскатов террористической борьбы народовольцев против царизма. Для моих более тесных современников борьба народовольцев были уже только преданием.

Со школьной скамьи Луначарский поражал разносторонней талантливостью. Он писал, разумеется, стихи, легко схватывал философские идеи, прекрасно читал на студенческих вечеринках, был незаурядным оратором, и на его писательской палитре не было недостатка в красках. Двадцатилетним юношей он способен был читать доклады о Ницше, сражаться по поводу категорического императива, защищать теорию ценности Маркса и сопоставлять Софокла с Шекспиром. Его исключительная даровитость органически сочеталась в нем с расточительным дилетантизмом дворянской интеллигенции, который наивысшее свое публицистическое выражение нашел некогда в лице Александра Герцена. More

FacebookTwitterGoogle+PinterestPrintEmail

СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ЕСЕНИН – АВТОБИОГРАФИЯ (1924 г.)

esenin
Я родился в 1895 году 21 сент‹ября› в селе Константинове Кузьминской волости, Рязанской губ‹ернии› и Ряз‹анского› уез‹да›. Отец мой — крестьянин Александр Никитич Есенин, мать — Татьяна Федоровна.
Детство провел у деда и бабки по матери, в другой части села, которое наз‹ывается› Матово.
Первые мои воспоминания относятся к тому времени, когда мне было три-четыре года.
Помню: лес, большая канавистая дорога. Бабушка идет в Радовецкий монастырь, который от нас верстах в 40. Я, ухватившись за ее палку, еле волочу от усталости ноги, а бабушка все приговаривает: «Иди, иди, ягодка, Бог счастье даст».
Часто собирались у нас дома слепцы, странствующие по селам, пели духовные стихи о прекрасном рае, о Лазаре, о Миколе и о Женихе, светлом госте из града неведомого.
Нянька, старуха-приживальщица, которая ухаживала за мной, рассказывала мне сказки, все те сказки, которые слушают и знают все крестьянские дети.
Дедушка пел мне песни старые, такие тягучие, заунывные. По субботам и воскресным дням он рассказывал мне Библию и священную историю. More

FacebookTwitterGoogle+PinterestPrintEmail

Партизанский манифест об открытом доступе

aaron-swartz.nИнформация — это сила. Но, как и в случае любой силы, есть те, кто хочет

удержать её для себя. Все мировое научное и культурное наследие, опубликованное

в течение веков в книгах и журналах, все больше и больше оцифровывается и

«запирается» горсткой частных корпораций. Хочешь прочитать материалы, отражающие

наиболее выдающиеся результаты науки? Тебе придётся переслать огромные суммы

издателям, подобным Reed Elsevier.

А также есть те, кто борется за изменение этого порядка. «Движение свободного

доступа» отважно сражалось за то, чтобы учёные не отдавали свои авторские права

в пользу издательств, а вместо этого их работы публиковались бы в интернете на

условиях, позволяющих любому иметь к ним доступ. Но, даже в случае лучшего

сценария, это достижение будет относиться к материалам, публикуемым в будущем. More

FacebookTwitterGoogle+PinterestPrintEmail